20.11.2019
Условное наказание за кражу автомобиля

В январе 2017 года ко мне обратилась гражданка Г.К.В., которая пояснила, что её муж Г.А.Н. задержан по подозрению в совершении кражи автомобиля, принадлежащего одной из коммерческих организаций Калужской области, в составе группы лиц по предварительному сговору. По соглашению сторон я принял на себя защиту Г.А.Н. В ходе первой беседы подзащитный пояснил, что накануне им уже была написана явка с повинной и даны признательные показания по существу дела. После анализа обстоятельств произошедшего мной совместно с подзащитным принято решение о необходимости придерживаться ранее данных показаний. Ознакомившись с протоколами следственных и процессуальных действий, проведённых с участием Г.А.Н., мной было обнаружено, что уголовное дело возбуждено по ч.2 ст.158 УК РФ ("кража, совершённая группой лиц по предварительному сговору"). Учитывая возможную стоимость похищенного автомобиля, мной было выдвинуто предположение о возможном предъявлении Г.А.Н. обвинения по ч.3 ст.158 УК РФ, относящейся к категории тяжких преступлений. В целях предупреждения переквалификации действий подзащитного в сторону ухудшения его положения, мной была достигнута договорённость с представителем потерпевшей организации о производстве оценочной экспертизы в отношении автомобиля (возвращённого им на ответственное хранение), а также о сумме ущерба, причинённого неправомерными действиями подзащитного. По моей рекомендации родственниками подзащитного указанная сумма возмещена потерпевшим, что в дальнейшем было учтено следователем и судом, как обстоятельство, смягчающее наказание. Полученное же экспертное заключение свидетельствовало о стоимости автомобиля, не превышающей установленный уголовным законом крупный размер, в связи с чем защитой заявлено ходатайство о приобщении его к уголовному делу. Параллельно следствие назначило товароведческую экспертизу, заключение которой вошло в противоречие с соответствующим заключением, представленным стороной защиты. Подзащитному предъявлено обвинение по ч.3 ст.158 и ч.1 ст.326 УК РФ. Несмотря на это, при рассмотрении в Калужском районном суде Калужской области ходатайства следователя о продлении срока содержания Г.А.Н. под стражей до 6-ти месяцев, защите удалось доказать нецелесообразность дальнейшего применения данной меры пресечения, а также обратить внимание суда на неразумную организацию расследования соответствующими должностными лицами. Прислушавшись к указанным аргументам суд принял решение об отказе в удовлетворении ходатайства следователя и освободил подзащитного из-под стражи. В ходе рассмотрения уголовного дела в суде мной были поставлены под сомнение выводы товароведческой экспертизы, проведённой по назначению следователя, ввиду нарушения экспертами ряда требований соответствующих методик и ФЗ "Об экспертной деятельности". Согласившись с доводами стороны защиты, государственный обвинитель просил суд переквалифицировать действия Г.А.Н. на ч.2 ст.158 УК РФ. Приговором Калужского районного суда Калужской области от 05.10.2017 г. с учётом доказанных защитой смягчающих обстоятельств, переквалификации действий подзащитного на менее тяжкую статью УК РФ, его семейного положения и сведений о личности, Г.А.Н. назначено наказание в виде лишения свободы на срок 1 год 7 месяцев условно с испытательным сроком 2 года. В наказание засчитан срок нахождения подзащитного в следственном изоляторе.